• Главная
  • Мнение эксперта
  • Елена Замыслова, Арбитражный управляющий, юридическая компания «Регард» о новшествах экономического законодательства в России

Елена Замыслова, Арбитражный управляющий, юридическая компания «Регард» о новшествах экономического законодательства в России

Елена Замыслова, Арбитражный управляющий, юридическая компания «Регард» о новшествах экономического законодательства в России

От сумы да от … Каждый читатель самостоятельно может продолжить эту поговорку. Ее очень просто понять, она родилась в России в сложные времена. Сейчас у российского бизнеса снова непростые времена. Собственники компаний все чаще попадают в ситуацию, когда данная поговорка нет, нет, да и приходит на ум.


Зачастую собственники компании считают, что их ответственность по долгам ООО ограничена суммой уставного капитала и не может быть распространена на них лично. Однако назвать ответственность собственников ООО ограниченной можно лишь условно. Согласно анализа дел рассмотренных Арбитражным судом Волго-Вятского округа Нижегородской области за период 2014-2015г. к субсидиарной ответственности по долгам ООО были привлечены участники и руководители на сумму десятки миллиардов рублей.


Ситуация, казалось бы, парадоксальная, ведь ответственность участника, исходя из определения, ограничена размером его вклада. Вместе с тем в последнее время в российском законодательстве наметился устойчивый тренд на установление в законе мер гражданско-правовой ответственности лиц, имеющих возможность контролировать ООО, в частности участников и руководителей. При этом ответственность указанных лиц вовсе не ограничена размерами их вкладов в уставный капитал ООО.


Соответствующие правила о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц предусмотрены Гражданским кодексом РФ, а также Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».


Ответственность по обязательствам ООО может быть распространена на собственника и/или руководителя ООО в случае, если такое общество признано банкротом вследствие их действий (бездействия). Условиями наступления ответственности таких лиц является факт гражданского правонарушения, факт наличия убытков, наличие причинной связи между правонарушением и убытками, вина контролирующих должника лиц.


При этом предполагается, пока не доказано иное, что должник признан банкротом вследствие действий (бездействия) контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:


– причинение вреда кредиторам в результате совершения контролирующим лицом (либо в его пользу или с его одобрения) сделок, включая подозрительные сделки должника, сделки должника, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами;


– документы бухгалтерского учета к моменту признания должника банкротом отсутствуют или не содержат информации об объектах, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством, либо информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.


Исходя из вышеописанных условий, практически любая более или менее крупная сделка, совершенная ООО в процессе хозяйственной деятельности, может послужить основанием для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности.


Как показывают материалы судебной практики, в последнее время кредиторы в делах о банкротстве достаточно часто пытаются привлечь бывшего собственника и/или руководителя к субсидиарной ответственности. Например, решением арбитражного суда Волгоградской области удовлетворены требования о привлечении бывшего директора ООО к субсидиарной ответственности на сумму непогашенной реестровой задолженности в размере более 12 млн. рублей за причинение Обществу убытков1.


Также субсидиарную ответственность влекут неправомерные действия директора, совершенные им по указанию собственника компании. Так,  определением от 23 мая 2014 г. Высший арбитражный суд РФ подтвердил правомерность выводов судов первой и кассационной инстанции о привлечении к ответственности руководителей должника и взыскании с них более 20 млн. руб. Суд подчеркнул, что исполнение директором указаний акционера общества не освобождает его от ответственности, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно2.


Интересно отметить, что отсутствие формального контроля над ООО (например, использование номинального участника и/или директора) вовсе не исключает ответственности реального собственника компании. Ключевым понятием здесь является понятие «контроля», и законодатель относит к контролирующим лицам, помимо номинального собственника и руководителя, также и лиц, имеющих фактическую возможность определять действия ООО.


Контролирующими лицами юридического лица признаются также лица, через которых или совместно с которыми осуществляется контроль. Два и более лица, подконтрольных одному контролирующему лицу, считаются лицами, находящимися под общим контролем.


Отметим, что за последние годы было вынесено значительное число решений о привлечении к ответственности руководителей и учредителей компаний, ставших должниками и банкротами, а также иных лиц, не имеющих очевидных корпоративных связей с должником.


В частности, право давать обязательные указания или иная возможность влиять на другое юридическое лицо (статус основного общества или контролирующего лица) подтверждаются не только прямым или косвенным владением, но и любыми доказательствами, свидетельствующими о фактическом контроле над деятельностью компании-должника.


Следовательно, даже при формальной корпоративной независимости лиц и при отсутствии явных сделок между ними (которые могли бы быть использованы для доказывания связи) контроль может быть подтвержден доказательствами фактического влияния одного лица на другое. Такое фактическое влияние, как видно из судебной практики, чаще всего обосновывается документами, касающимися текущей деятельности: внутренними приказами, перепиской, указаниями, инструкциями, положениями, прайс-листами – то есть всей той документацией, из которой усматривается фактическое участие контролирующего лица в принятии решений компанией-должником.


При этом стандартные механизмы оптимизации таких рисков, основанные на попытке сокрытия реальных собственников компании (например, путем использования номинальных собственников, оффшорных юрисдикций и т.п.), в настоящее время становятся все менее эффективными в связи со системным реформированием законодательства.


Отдельно стоит отметить регулирование ответственности по долгам дочернего ООО. Основное общество отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним не только во исполнение указаний основного общества, но и с его согласия. С учетом обязательности предварительного одобрения участниками ООО большинства стратегических сделок (сделки с недвижимостью, кредитные сделки, госконтракты и т.д.), вопрос о субсидиарной ответственности основного общества по обязательствам дочернего приобретает особую актуальность.


Очевидно также, что в ближайшее время практика привлечения контролирующих ООО лиц к ответственности по его обязательствам будет расширяться и развиваться. На наш взгляд, необходимо надлежащим образом оценивать данные риски в рамках планирования и осуществления коммерческой деятельности, а также предпринимать определенные шаги для их минимизации.


В частности, нивелирование подобных рисков возможно путем некоторых внутрикорпоративных инструментов, к которым можно отнести образование коллегиальных органов управления (совет директоров, правление и т.п.), передачу полномочий руководителя ООО управляющей компании, заключение корпоративного договора и т.п. 


Если в отношении вашей компании все же возбуждена процедура банкротства, то нужно сразу же обратиться к грамотным специалистам за консультацией. Своевременная помощь специалистов ООО «Регард» (уже несколько лет оказывающих услуги по сопровождению процедур банкротства) предотвратит многие проблемы вашего бизнеса.  


1 Дело №А12-11088/2012


2 Дело № А07-17182/2010.


Возврат к списку

Наверх