Наталья Орлова, главный экономист «Альфа-Банка»

Наталья  Орлова, главный экономист «Альфа-Банка»

Экономический рост в России

Легких решений нет

 

Российская экономика отклоняется от глобальных экономических трендов; потенциальный рост ограничен.

Рост российского ВВП отставал от развивающихся экономик в 2014 г. Это связано со структурными ограничениями, которые мы прежде обозначили в обзоре “Экономический рост в России: Время признать очевидное” от 3 декабря 2013 г. Мы считаем старение рабочей силы и низкий уровень инвестиций – всего 23% ВВП – факторами, сдерживающими рост ВВП уровнем 1,5-2,0% в год.

Инвестиции снижаются с середины 2013 г.

Инвестиции снижаются с середины 2013 г., и в 1П15 они упали на 5,4%. Кроме того, ухудшается качество капитала: в период между 2011 и 2013 гг. средний срок службы основных средств увеличился почти во всех ключевых обрабатывающих секторах. В металлургии он вырос с 17 до 20 лет, в производстве машин и оборудования – с 15 до 17. Кроме того, финансовые санкции обошлись российским компаниям в 0,4-1,2% ВВП: из-за утраты доступа к глобальным рынкам капитала процентные ставки как по внешнему (25% ВВП), так и по внутреннему долгу (45% ВВП) повысились, что ухудшает перспективы инвестиционного роста.

Снижается численность рабочей силы; население в возрасте старше 65 лет увеличилось на 1 млн человек.

Сокращение рабочей силы началось в 2011 г. За последние три года рынок труда сократился на 0,4 млн. Низкая безработица служит индикатором того, насколько ограничено предложение рабочей силы: в этом году безработица достигла максимума всего в 5,9%, увеличившись с исторического минимума 4,8% в августе 2014 г.; в 2009 г. ее максимум составил 9,4% против докризисных 5,4%. Кроме того, численность населения в возрасте старше 65 лет достигла 18,9 млн в 2014 г. (против 18,1 млн в 2011 г.), что эквивалентно почти 25% рынка труда.

Занятость в госсекторе в 2014 г. стабилизировалась на отметке 17,4 млн служащих; неформальная занятость увеличилась до 15 млн.

Большой проблемой остается распределение трудовых ресурсов. Занятость в госсекторе, возраставшая до 2012 г., стабилизировалась. Однако на этот сектор все еще приходится 24% всех занятых, или 17,4 млн человек. Дополнительной проблемой является рост неформальной (серой) занятости – в 2014 г. она выросла на 1 млн человек до 15 млн, и на ее долю приходится 14% общего объема зарплат против 11% в 2013 г.

Мы понижаем свой прогноз роста ВВП на 2016 г. до 0,3%

Мы улучшили качество оценки разрыва выпуска по сравнению с 2013 г. при помощи дополнительной информации по основным макроэкономическим индикаторам. Ключевой итог: экономика была перегрета уже в 2012 г., и это качественно меняет наш прогноз роста на 2016 г. Изначально мы ожидали, что вслед за снижением ВВП на 3% в этом году, в 2016 г. рост будет иметь восстановительный характер. Однако сейчас складывается впечатление, что текущее снижение ВВП является всего лишь коррекцией – вслед за периодом роста выше потенциального. Таким образом, мы понижаем свой прогноз роста ВВП на 2016 г. с 1,5% до 0,3%.

Потенциальный рост российской экономики ограничен только 0,5-1,0%

Наша модель указывает на то, что потенциальной рост российской экономики теперь составляет лишь 0,5-1,0% – сокращение, с нашей точки зрения, примерно соответствующее эффекту санкций. Однако не следует забывать, что Россия столкнется с последствиями и технологических санкций, что усилит давление на рост ВВП в 2016-2018 гг. Мы не видим как отрицательные эффекты санкций могут быть нейтрализованы при помощи внутренних источников. Приближающийся период выборов (парламентские выборы пройдут в октябре 2016 г., президентские – в марте 2018 г.), судя по всему, заблокирует реформы, ориентированные на предложение, и ориентация на спрос остается наиболее вероятным сценарием.


Возврат к списку

Наверх