• Главная
  • Мнение эксперта
  • Олег Лавричев, генеральный директор ОАО «Арзамасский приборостроительный завод им. П.И.Пландина».

Олег Лавричев, генеральный директор ОАО «Арзамасский приборостроительный завод им. П.И.Пландина».

Олег Лавричев, генеральный директор ОАО «Арзамасский приборостроительный завод им. П.И.Пландина».

От нашей способности производить качественную продукцию зависит суверенитет государства.

 

Олег Вениаминович прежде всего сейчас в России много говорится об импортозамещении. Насколько эта тема актуальна для Арзамасского приборостроительного завода?

Арзамасский приборостроительный завод – это прежде всего оборонное предприятие (гражданская продукция занимает у нас не очень большую долю в объеме портфеля заказов – всего около 10%). Сегодня все наши усилия связаны с разработкой новых систем управления для средств противоракетной и противовоздушной обороны и новейшего авиационного ракетного оружия. А в оборонной промышленности тема импортозамещения сейчас имеет специфическую, можно сказать украинскую, окраску. В оборонке никогда не использовались импортные материалы и комплектующие, за исключением произведенных в странах СНГ. В настоящее время стоит задача, в связи с изменившейся политической обстановкой, не использовать в производстве оборонной продукции и украинские комплектующие. А их еще год назад было довольно много. Произошел разрыв связей, экономических и технологических, и потребовалось срочно организовать производство украинских компонентов, химических и электронных, на территории России, чем мы и занимались на протяжении прошлого года и по настоящее время. Это сложно, поскольку из-за специфических требований к нашей продукции перед ее использованием необходимо провести сертификационные и прочие процедуры. По некоторым позициям мы уже нашли альтернативные варианты, по некоторым - определились с предприятиями, которые будут их производить, а по некоторым - обеспечили трехлетний запас, чтобы заменить их отечественными аналогами позже. Вся эта работа отвлекает много времени и денег, приходится привлекать кредиты, а они сейчас, мягко говоря, недешевы.

Вы вообще не зависите от западных производителей?

Зависим, и очень сильно. После введения западных антироссийских санкций у нас появились проблемы с поставками импортного оборудования. Безопасность и суверенитет государства зиждется не только на армии, авиации и флоте. Обороноспособность государства зависит от его технологической безопасности, от нашей возможности производить продукцию, соответствующую мировым стандартам. Это можно делать только в кооперации с поставщиками высокотехнологичного оборудования и соответственно технологий. А нашему российскому станкостроению в девяностых годах был нанесен такой существенный урон, что оно практически перестало существовать. Поэтому сегодня особое внимание и ресурсы Министерства промышленности и Министерства финансов нужно сконцентрировать на том, чтобы обеспечить поддержку предприятиям, которые способны хотя бы приблизиться к тем отвечающим нашим требованиям образцам токарного, фрезерного, шлифовального оборудования. А это очень высокий уровень, потому что мы производим навигационные системы и системы управления, которые обеспечивают высокую точность полета при дальних расстояниях, высокую скорость и маневренность летательных средств. Сегодня эту продукцию можно изготовить только с применением высокоточного зарубежного оборудования.

 

Задачи государственного масштаба

 

Как вы решаете эту проблему?

Слава богу, последнюю пятилетку мы провели под флагом технического перевооружения. Заводу повезло с акционерами – они значительную часть прибыли направляли на модернизацию предприятия, плюс к этому мы получали поддержку правительства в виде компенсации процентных ставок по коммерческим кредитам, которые АПЗ брал для закупки современного зарубежного оборудования. Всего за последние пять лет завод вложил в техперевооружение порядка 3 млрд рублей. На эти деньги мы приобрели около 100 единиц высокопроизводительного зарубежного оборудования. Но на самом деле это немного. Всего на АПЗ сейчас около 2000 станков и механизмов. Из них порядка 1500 единиц – это морально и физически изношенное оборудование со сроком эксплуатации 20 лет и более. Это говорит о том, что для минимального переоснащения нам нужно потратить еще около 4 млрд рублей. А такой возможности сейчас себе позволить не можем. Нынешние ставки по кредитам очень обременительны. Поэтому если раньше при выручке в 6 - 7 млрд рублей мы кредитовались в объеме 1,5 - 2 млрд, то сейчас объем кредиторской задолженности сокращен до 500 - 700 млн рублей. По сути, мы кредитуемся только на пополнение оборотных средств. Приобретать новое оборудование предприятию сложно не столько из-за санкций – у нас попросту нет достаточных средств. В первом квартале 2015 года АПЗ получил небольшую прибыль, а в следующем квартале мы можем зафиксировать и убытки. Тогда ни модернизация производства и ни импортозамещение будут невозможны.

Каким вам видится выход из этой ситуации?

Без государственных решений не обойтись. Дело в том, что при выполнении гособронзаказа предприятие имеет право отнести на себестоимость продукции расходы по кредитам в размере не более ставки рефинансирования Центрального банка. Сегодня это 8,25%. А кредиты мы привлекаем в лучшем случае под 17%. Значит, оставшиеся более 8% компания должна оплатить из прибыли. Но рентабельность оборонных заказов сейчас ниже. После декабрьской девальвации рубля цены на многие материалы и комплектующие возросли, а стоимость контрактов осталась неизменной. Поэтому выполнение военных заказов стало для нас бесприбыльным, а иногда и убыточным. Мы писали об этой проблеме председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву, но ответа пока не получили.

Есть и еще одна проблема общегосударственного уровня. Арзамасский приборостроительный завод – это частное предприятие (доля государства в акционерном капитале составляет лишь 25%). Государственные компании получают финансирование в рамках государственных целевых программ. Мы же можем получить такое госфинансирование только под залог акций предприятия. Акционеры не хотят идти на такой риск. Есть земля, есть имущество, есть другие активы, которые можно использовать в качестве обеспечения сохранности государственных средств. Но в законодательстве прописан только один механизм – залог акций. Поэтому мы не можем пользоваться инструментами федеральных целевых программ по развитию оборонно-промышленного комплекса. В стране сложилась парадоксальная ситуация: везде кричат о необходимости запускать механизм государственно-частного партнерства, но не разработаны регламентирующие его реализацию документы, которые бы гарантировали и защиту прав частного предпринимателя, и возврат средств государства. В результате у государственных оборонных корпораций избыток средств – они не могут освоить все выделенные им деньги и тратят их зачастую неэффективно. А такие заводы, как наш, могут наладить выпуск современной высококачественной конкурентоспособной продукции в краткие сроки, но у нас для этого не хватает денег.

 

Свободные ниши для инноваций

 

Быть может, в таких условиях выгоднее развивать производство гражданской продукции? Что делается на предприятии для этого?

Арзамасский приборостроительный завод еще с девяностых годов прошлого века производит большую номенклатуру приборов учета тепла, воды и газа. Эта продукция вполне конкурентоспособна по сравнению как с импортными, так и отечественными аналогами. Тем не менее мы постоянно производим новые модификации этих приборов, увеличивая их функциональность, надежность, межповерочные интервалы... Не случайно, к примеру, в этом году наш счетчик для учета горячей и холодной воды СВК стал победителем регионального конкурса «Потребительское доверие» в номинации «Непродовольственные товары народного потребления, заслуживающие доверия потребителя».

В свое время Газпром, к примеру, реализовал очень серьезную инвестиционную программу, оборудовав узлы на всех распределительных пунктах и узлах с использованием наших счетчиков газа. Но эта программа уже окончена, и мы поставляем счетчики только на ремонт и немного на новое строительство. Если раньше АПЗ производил до 5 тыс. газовых счетчиков в год, то теперь – только 3 тыс. То же самое и с теплосчетчиками, и счетчиками воды – квартирными и общедомовыми. Их массовая установка в существующих домах осталась в прошлом, сейчас они закупаются на замену и для новой стройки. Чтобы эти приборы пользовались большим спросом, строительный рынок должен развиваться более активно.

Сейчас мы готовимся к выходу на новые рынки, например, активно изучаем возможности развития на медицинском направлении, которое было одним из базовых для завода в девяностых годах. Арзамасский приборостроительный завод до сих пор выпускает аппарат озонотерапиии «АОТ-Н-01-Арз», который активно используется в разных лечебных и восстановительных учреждениях России и стран СНГ. Вскоре мы начнем производить аппарат «Миотон», который способствует эффективному восстановлению больных после инсульта. А наиболее серьезные надежды предприятие возлагает на системы измерительных параметров нефтеводогазовой смеси.

Что это за приборы и кем они будут востребованы?

Это система измерения, которая устанавливается на нефтяную скважину. Через гидроканал скважины проходит скважинная жидкость – смесь нефти, воды и газа. Впоследствии производится сепарирование скважинной жидкости: нефть очищается и направляется по трубопроводу в хранилище, а попутный газ чаще всего просто сжигается в атмосфере. Это неправильно. Во-первых, наносится огромный урон экологии регионов активной нефтедобычи. А во-вторых, газ – природный ресурс, являющийся достоянием всех россиян, – используется крайне нерационально. Некоторые нефтедобывающие компании, например ЛУКОЙЛ, рачительно подходят к освоению месторождений, а другие, с психологией временщиков, выкачивают только нефть, а газ сжигают. Это запрещено законом. За сжигание попутного газа предусмотрен штраф, 160-кратный от его стоимости. Но надежных инструментов измерения количества попутного газа в добытой скважинной жидкости сейчас попросту нет.

Существует зарубежный аналог нашей системы измерения – французской нефтесервисной компании Schlumberger. Но французский прибор, во-первых, на порядок дороже нашего, во-вторых, не дает столь достоверных данных, как наша установка, а в-третьих, сложен в эксплуатации. Сейчас мы находимся на завершающей стадии опытно-конструкторских работ, позади более десяти лет разработок, успешные испытания на скважинах компании ЛУКОЙЛ, регистрации патентов на наши ноу-хау… Я уверен, что это будет очень успешный продукт – ведь систему нужно устанавливать на десятки тысяч скважин. Мы имеем опыт подобной работы – в девяностых годах разработанная Арзамасским приборостроительным заводом система автоматического учета спиртов устанавливалась на всех ликеро-водочных предприятиях страны, благодаря чему государство и смогло навести порядок в этой отрасли. Благодаря же нашей новой разработке государство также сможет либо существенно пополнить бюджет, либо простимулировать газодобычу.

Как появляются такие разработки? Каким образом на Арзамасском приборостроительном заводе организована инновационная деятельность?

У нас мощный конструкторский отдел. Без него работа над выполнением оборонных заказов попросту невозможна – заказчики постоянно выдвигают все новые пожелания по совершенствованию военной техники. Каждый год разрабатывается генеральный план по разработке новых изделий, в рамках которого и ведется работа. Но при изменении обстоятельств мы способны действовать очень быстро. К примеру, во время массовых лесных пожаров 2010 года завод разработал и внедрил производство ранцевых огнетушителей за две недели. Кроме того, наш главный конструктор – заместитель генерального директора по НИОКР и новой технике Анатолий Петрович Червяков – большой энтузиаст своего дела, постоянно подкидывает новые идеи. Поскольку же Арзамасский приборостроительный завод – это частная, рыночная компания, мы постоянно ищем новые рыночные ниши для запуска инновационных продуктов. Сейчас, к примеру, заинтересовались темой беспилотных летательных аппаратов.

Что значит заинтересовались? У вас есть на них гособоронзаказ?

Нет, не госзаказ. Это рыночный продукт. Беспилотники – это многофункциональная техника. Они могут решать задачи мониторинга больших территорий, наблюдения в интересах МЧС, пограничной службы, МВД… Они могут быть носителями аппаратуры фото- и видеофиксации, а могут быть и носителями вооружения. Так что здесь может быть много заказчиков. Мы пытаемся освоить это направление сначала с отдельными элементами и блоками, которые можно предложить тем, кто уже производит какие-то макетные образцы. Но, к сожалению, отечественные беспилотники – эффективные, соответствующие зарубежным аналогам – пока не родились: либо они дорогие и летают на малые расстояния, либо по массе нагрузки и времени полета не достигли желаемых параметров. Мы же способны делать и блоки управления, и блоки приводов для беспилотных летательных аппаратов на уровне лучших мировых аналогов. Арзамасский приборостроительный завод уже выиграл конкурс КБ «Сухой» на проведение опытно-конструкторских работ и заключил первый контракт на 23 млн рублей. Мы начали с компанией «Сухой» совместную работу, и надеюсь, она будет долгой и плодотворной. Ведь беспилотники – это очень большая тема. Они могут быть большими, как истребители, а могут быть средними и малыми. У них могут быть разные предназначения и характеристики. А наш завод имеет очень хорошие мощности для изготовления самых различных узлов и механизмов для этих аппаратов. Это действительно огромная рыночная ниша, и мы находимся в самом начале ее освоения.

 

 

NB Справка

Лавричев Олег Вениаминович, генеральный директор ОАО «Арзамасский приборостроительный завод имени П.И.Пландина», депутат Законодательного собрания Нижегородской области.

Родился 31 декабря 1962 года.

 

Образование:

1980 - 1985 гг. - Горьковский политехнический институт им. Жданова, электротехнический факультет, специальность «электрооборудование судов», квалификация «инженер-электрик»;

1998 г. - Институт развития бизнеса, специалист по антикризисному управлению ФСДН, оценки бизнеса и недвижимости;

1999 - 2001 гг. - Нижегородский государственный университет им. Лобачевского, факультет управления и предпринимательства, специальность «менеджмент»;

1999 - 2001 гг. - Нижегородский государственный университет им. Лобачевского, профессиональная переподготовка по программе «Юриспруденция», квалификационная сфера: правовое обеспечение управленческой деятельности.

 

Карьера:

1997 - 1999 гг. - коммерческий директор ЗАО «Концерн Термаль»; 

1999 - 2000 гг. - генеральный директор АО «Термаль»;

2000 - 2005 гг. - генеральный директор ООО «НижновТермаль»;

2005 - 2006 гг. - заместитель генерального директора по общим вопросам  дочернего ОАО «Волгогаз» ОАО «Газпром»;

 2006 - 2008 гг. - заместитель генерального директора по производству дочернего ОАО «Волгогаз» ОАО «Газпром»;

с 2008 г. по настоящее время - генеральный директор ОАО «Арзамасский приборостроительный завод имени П.И.Пландина».

 

Семейное положение: женат, воспитывает дочь.

Хобби: спорт, путешествия.

 

NB Справка

ОАО «Арзамасский приборостроительный завод имени П.И.Пландина» (ОАО «АПЗ») специализируется на серийном выпуске авиационных датчиков первичной информации, преобразователей расхода различного принципа действия, а также измерительных систем на их основе.

За более чем полувековую историю предприятие накопило огромный опыт по проектированию и производству гироскопических приборов, систем управления, бортовых электронно-вычислительных машин, рулевых приводов, контрольно-проверочных комплексов, а также расходомерной и медицинской техники.

На ОАО «АПЗ» трудится около 6 тыс. человек. Средний возраст – 43 года. 30% сотрудников имеют высшее профессиональное образование. 36% – молодежь в возрасте до 35 лет.


Возврат к списку

Наверх