Банк как институт развития

02.09.2015  |  Финансы

Наш банк учрежден в 2006 году решением президентов России и Казахстана. На сегодня его акционерами являются также Армения, Беларусь, Таджикистан и Кыргызстан. Возможно, в будущем в него вступят другие  европейские и азиатские страны. Мы готовы участвовать в финансировании инфраструктуры, необходимой для развития российских регионов. 45% кредитов за время существования банка было выдано в России и 36% – в Казахстане. Что касается отраслевого содержания нашей деятельности, то инфраструктурные отрасли (энергетика, транспорт) составляют основную долю портфеля – порядка 60%.


Как мы измеряем эффект нашей деятельности для экономики? Есть два показателя.
Во-первых, объем продукции, выпущенной до-полнительно в результате реализации наших проектов. Во-вторых, дополнительный выпуск продукции в смежных отраслях, ведь каждое построенное предприятие является чьим-то заказчиком. По нашим расчетам, общий объем этих эффектов составляет порядка 10 млрд долларов в год, то есть, на каждый доллар кредита мы получаем два доллара эффекта.


По международным меркам наш банк не самый крупный, а по региональным – слишком большой. Локальные проекты обычно требуют гораздо меньших сумм, чем мы предоставляем. Сотрудников у нас немного, поэтому мы не можем обслуживать большое количество небольших проектов. Мы осуществляем классическое проектное финансирование: финансируем действующие компании (инвестиционное кредитование), операции наших заемщиков между странами-участницами банка, а также коммерческие банки по различным программам. Доля участия акционеров должна быть существенна – несколько десятков процентов. Либо должны быть дополнительные гарантии стран-акционеров, акционеров компаний.


Мы даем кредиты на сроки до 15 лет, и это не голословное утверждение: 7 – 10 лет – средний срок. Базовое условие получения – соответствие нашим критериям и инвестиционной политике. У банка есть приоритеты в пользу инфраструктурных отраслей. Есть, как и у большинства банков развития, требования к экономической эффективности проекта. Просто так мы деньги не раздаем, идеи не финансируем, спонсором не выступаем. Мы банк, и наш подход отличается от стандартного банковского только тем, что у нас нет требований к доходу. Поскольку мы не ведем обслуживание клиентов, то не требуем от проектов существенных оборотов. По моему опыту, в коммерческих банках именно это часто является стоп-фактором для получения большой суммы долгосрочных кредитов. Банки не видят смысла выдавать 100 млн долларов на проект, выручка от которого составит 15 млн в год – соотношение обычно обратное. Банки развития необходимы в том секторе, который не интересен с этой точки зрения коммерческим банкам.


О валютных рисках мы подумали заранее и еще несколько лет назад конвертировали долларовый кредит Тихвинскому заводу в рублевый. Потеря длинных дешевых долларов –
наша проблема, но мы выполняем все обязательства, принятые ранее, и будем делать это в любой ситуации.


Проекты ЕАБР:


Тихвинский вагоностроительный завод (Ленобласть)



Стоимость проекта: более 1000 млн долларов.


Доля участия ЕАБР:  330 млн долларов.


Цель: высокотехнологичное производство грузовых вагонов, увеличение эксплуатационного ресурса в три раза.
Положительный эффект:


• 3,5 тысячи новых рабочих мест на текущем производстве;

• рост налоговых поступлений (более 120 млн долларов за 8,5 лет кредитования);
• в смежных отраслях экономики дополнительный выпуск продукции составит около 250 млн долларов ежегодно, будет создано более 36,5 тыс. рабочих мест;
• перспектива – экспорт продукции в страны СНГ.

 

Магаданский морской торговый порт


Стоимость проекта: 9,950 млн евро.
Доля участия ЕАБР: 100%.
Цель: закупка современных портовых кранов, увеличение грузооборота до 1,7 – 1,8 млн тонн в год.
Положительный эффект:
• ключевое значение для транспортной инфраструктуры региона (железной дороги в этом районе нет);
• не менее 2,3 млн долларов налогов ежегодно.


ЛПК «Партнер-Томск»
Стоимость проекта: 270 млн долларов.
Доля участия ЕАБР: 95 млн долларов.
Цель: высокотехнологичное производство древесноволокнистых плит средней плотности (MDF).
Положительный эффект:
• одно из самых современных в мире производство плит MDF, полностью безотходное и экологически безопасное, добавленная стоимость составляет несколько сотен процентов, единственный крупный комбинат в отрасли
с российскими собственниками;
• развитие малого домостроения и мебельной отрасли;
• до 30% готовой продукции на сумму
до 50 млн долларов в год предназначено
 для поставок в Центральную Азию;
более 850 новых рабочих мест;
• до 2021 года в бюджет будет перечислено
не менее 200 млн долларов налогов.

 

АрвидТюркнер, 


директор по региональному развитию,
Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР)

Нижняя граница кредитования у нас маленькая – пять миллионов, верхней, в принципе, нет. Отраслевая направленность также не столь жёсткая. Конечно, проекты должны быть рентабельны, но рентабельность – только одно из наших условий. Они обязательно должны иметь хорошо демонстрируемый социальный эффект: прозрачность бизнеса. Наше финансирование должно составлять 30 – 40% от общего объёма инвестиций, то есть должны быть и другие источники: спонсоры, инвесторы, собственный капитал, другие банки.
В России мы инвестируем больше, чем в любой другой стране. У банка шесть региональных офисов и главный офис в Москве. В региональных офисах работает 30 сотрудников, которые поддерживают отношения с региональными властями и бизнес-сообществом. Это даёт ЕБРР преимущество перед другими московскими и, тем более, иностранными банками: мы хорошо знаем местность. Это важно, поскольку регионы существенно отличаются друг от друга.


Также мы предлагаем различные сервисы: консультационные услуги для малого и среднего бизнеса в четырёх округах (Дальний Восток, Сибирь, Урал, Юг России) и безвозмездную техподдержку. Они финансируются из федерального бюджета для помощи российским инвесторам в подготовке проектов (стратегическое планирование, корпоративное управление). Портфель ЕБРР, по сути, региональный – на Москву и Московскую область приходится не более 15%.


Как регионам привлекать инвесторов? Региональный инвестиционный стандарт, в моём видении, – это важнейший инструмент, который нужно внедрить скрупулёзно и по сути, а не декларативно. Необходимо создать каналы коммуникаций между бизнесом и властью – инвестиционные советы, выделить средства на поддержку малого бизнеса. Где региональный инвестиционный стандарт работает, туда идут и крупные инвесторы, которым он нужен как поставщик продукции и кадров.


Проекты ЕБРР:


Суходольский кузнечно-прессовый
завод (Тульская область)


Объём финансирования: 105 млн евро
на строительство + 124 млн евро
на дальнейшее развитие завода.
Цель: обеспечение полузаготовок для производства запорной арматуры.
Положительный эффект:
• сохранено производство трубопроводной арматуры, улучшены её качество и характеристики;
• значительно повышена энергоэффективность и сокращена металлоёмкость
продукции.


DanieliVolga (Дзержинск, Нижегородская область)


Объём финансирования: 14,5 млн евро.
Цель: новое производство запчастей и инженерно-сервисный центр для послепродажного обслуживания сталеплавильного оборудования.
Положительный эффект:
• привлечение новых инвестиций в регион;
• диверсификация экономики региона
(до сих пор 70% предприятий Дзержинска было задействовано в сфере химического производства);
• взаимодействие с местными поставщиками, привлечёнными в качестве субподрядчиков для поставки отдельных запчастей и сырья.

София Бабинская,


Советник по инвестициям


Международной финансовок корпорации (МФК)


Берем не объемом, а стандартом качества


МФК (IFC) является одной из организаций Группы Всемирного банка и крупнейшим учреждением в области глобального развития, которое работает исключительно с частным сектором развивающихся стран.Мы занимаемся и публичным сектором, но, в отличие от собственно Всемирного банка, не требуем суверенных гарантий.
Если публичный сектор частично или полностью передаёт риски и ответственность частному, мы поддерживаем частного инвестора, идёт ли речь о приватизации или о проектах ГЧП. Здесь у нас большой опыт. Мы поддерживали проекты портов, аэропортов, финансировали сектор дорожного и коммунального хозяйства, энерго- и теплоснабжения. Другой тип проектов – когда основная ответственность остаётся за публичным образованием, а частный участвует только, например, в дизайне и строительстве объекта. 
У МФК есть также направление по консультированию в сфере ГЧП, в котором работает отдельная сильная команда.


Россия по объёму инвестиций занимает в нашем портфеле пятое место, при этом за последний год мы инвестировали здесь немного –
порядка миллиарда долларов. Свою роль мы видим в том, чтобы быть неким катализатором инвестиций, то есть берём не объёмом, а экспертизой, стандартом качества. Мы можем показать российскому инвестору, на что обращают внимание международные инвесторы и каким образом готовится проект.
Если речь идёт о корпоративном финансировании, кредит может быть дан на срок до 15 лет, если о проектном – до 20 – 25. Что касается рублей, в недавних сделках мы привлекали рублёвое финансирование на срок до 10 лет. Объём наших инвестиций не должен составлять более половины общей стоимости долгового финансирования. А если речь о гринфилд-проекте (то есть создаваемом с нуля) – он не должен превышать 30%.


Проекты МФК:


Строительство детсадов и школ в Самарской области и в Чувашии


Мы давали кредит напрямую министерствам финансов, и регионы сами финансировали программу.
Строительство 35 детсадов и пяти школ в городе Белу-Оризонти (Бразилия), 2012 год


Дошкольное образование было приоритетным, для проведения конкурса не было компетенций и финансовых ресурсов – и наша команда подготовила проект по схеме ГЧП. Муниципалитет предоставлял участки и оставлял за собой образовательную услугу, а концессионер взял на себя дизайн, строительство и эксплуатацию помещений, коммунальные услуги. Проект реализован без задержек, все объекты были построены за два года. 


Возврат к списку

Наверх