КАК СДЕЛАТЬ СТРАХОВАНИЕ «ГУМАННЫМ»

01.06.2015  |  Финансы
КАК СДЕЛАТЬ СТРАХОВАНИЕ «ГУМАННЫМ»

«Cезон распродаж» страховых бизнесов продолжается: какие-то компании не смогли найти покупателей и вынуждены были закрыться, с российского рынка ушли международные и некоторые отечественные игроки. Чтобы выжить в этой непростой ситуации, оставшиеся игроки начнут предлагать адаптированные к кризисному рынку продукты. Как они будут выглядеть, рассказал Игорь Фатьянов, генеральный директор ООО СК «Зетта Cтрахование».

 

Всплеск продаж новых машин в ноябре-декабре как-то повлияет на динамику стоимости каско?

Объем продаж, по оценке Ассоциации европейского бизнеса, вырос в ноябре-декабре очень сильно, но дальше последовало серьезное падение. Что касается страховки, однозначно следует ожидать дальнейшего роста цен на каско. Эта ситуация неизбежна, потому что при ремонте используются новые запчасти, а цена за них считается в валюте. Сильное удорожание произойдет по европейским и американским маркам, это во-первых. Во-вторых, для ряда сегментов страхование вообще будет сложно купить. И в этой ситуации страховым компаниям важно вывести какие-то новые продукты.

Что предложат тем, кто желает застраховать машину средней или высокой ценовой категории.

Задача страховщиков – предложить именно тот продукт, что нужен покупателю. На фоне тотального роста цен продавать каско за двести с лишним тысяч рублей негуманно, и не всем покупателям это нужно. У страховщиков есть большой спектр продуктов, который они могут настраивать под каждого клиента. Допустим, новую машину при покупке страхуют в автосалоне по полной программе. Однако уже на второй год владения можно обдумать выбор страховки. Есть масса вариантов. В первую очередь – традиционная франшиза: её предлагают часто, но многие от неё отказываются. По статистике в силу ряда причин на франшизу согласны около 15%.

Что, кроме франшизы, поможет сделать стоимость каско «гуманнее»?

Для молодых водителей это продукты телематики; на российском рынке они не очень хорошо развиты, но позволяют отлично ориентироваться по цене, подбирать более эффективное соотношение по качеству. При этом покрытие уменьшается ненамного, а по цене клиент выигрывает существенно. Есть продукты, страхующие только угон. Также можно рассмотреть экономичные варианты каско: например, страхуется только тот случай, когда кто-то въезжает в вас. Если человек ездит аккуратно, «вслед за троллейбусом», то можно страховаться именно таким образом. Стоимость подобной страховки будет колебаться в пределах 10 – 15 тысяч рублей. Для сравнения, полис каско, куда входят такие составляющие, как угон, повреждения на парковке, которые, кстати, редко происходят, «вы въехали» или «в вас въехали», стоил по стране 45 – 50 тысяч рублей, теперь этот показатель существенно вырастет. Если убрать из этого набора повреждения на парковке некими злыми людьми и вариант, когда владелец авто серьезно повредил другой автомобиль, стоимость полиса упадет сразу в пять раз, что в существенной степени защищает интересы клиента.

Какая будет экономия, если клиент хочет оставить одну франшизу?

Это даст до 30% скидки в зависимости от размера франшизы. Безусловно, сначала клиенту предлагается полное покрытие, чтобы он понимал, от какой суммы идет расчет и от чего  он отказывается.

Какие варианты помогут удешевить страховку опытным водителям?

Этим вариантом могут быть продукты, которые отсекают убытки «с хвоста»: то есть оплачиваются первые три убытка, а начиная с четвертого работает франшиза. По статистике люди «бьются» за год меньше четырех раз. Тех, кто перешагивает этот порог – менее 2%.  Есть продукты «со второго и третьего случаев», они дают возможность сэкономить около четверти от суммы страховки. И это полноценные страховые продукты, у нас они функционируют как конструктор: выбираете необходимые опции и собираете свой полис. Сейчас все страховщики к этому идут. Можно «включить» франшизу как с первого с первого случая, так и со второго.

Телематика пользуется спросом на российском страховом рынке?

Она набирает обороты. Кто-то из клиентов с порога заявляет, что телематика – это его продукт. Но мы на данный момент его дорабатываем. Есть ещё интересный продукт, который вычисляет определенные опасные маршруты в городе. По сводкам ГАИ, есть аварийно-опасные перекрестки, для страховщиков они становятся денежно-опасными перекрестками. В нашей компании внедрено большое IT-решение стоимостью более $250 тыс., позволяющее моделировать и просчитывать аварийные или опасные ситуации. Так, если клиент переехал жить из одного района в другой и сменил опасный маршрут, он может получить скидку. В маленьких городах это не очень сильно работает, но в Екатеринбурге и Москве – действует. Более эффективным для снижения стоимости будет совмещение таких комбинаций, рисков и франшиз – именно это и позволит добиться высоких показателей в следующем году.

Что остается классикой страхового рынка?

Договор на страхование имущества и от несчастного случая. Страховки по имуществу на порядок дешевле, чем каско, люди задумываются, что и как сохранить. За 3000 – 5000 рублей можно застраховать очень большую квартиру, это достаточно бюджетные решения. Также классическими остаются продукты страхования ответственности, например, если вы кого-то затопите. Как раз для таких вещей и придумано страхование.

 

Мировая практика

В Европе широко развито страхование домашних животных; что происходит в этом сегменте на российском рынке?

Периодически какая-то компания находит, что это дикая новация, и запускает соответствующий продукт. В итоге осваивается бюджет на пиар и рекламные деньги, но страховать питомцев народ не торопится. Если и есть движение в этом секторе, то оно происходит без фанатизма, потому что это очень специфичный продукт. А вот страхование спортивных животных,
например, лошадей, покупается хорошо, но этот вид убыточен для страховщиков в силу
специфичности оценки животного.

Российские страховщики видят, что страхование имущества – это рентабельный бизнес, а каско и моторные виды – нерентабельны. Как складывается ситуация на европейском и американском рынках?

В Европе и США всё абсолютно наоборот. На 100%. Там автострахование – очень прибыльный бизнес, это связано с двумя факторами. Первое – единая база: в ней  фиксируются все аварии, в которые попадает человек, и, в зависимости от этого, тариф для него выбирается автоматически. То есть в какую бы компанию он ни пошел, базовая ставка будет начинаться от одной величины. В США это большая проблема, они из-за этого не вызывают полицию, потому что после попадания человека в базу страховка удваивается автоматически, а это брешь в бюджете на пять лет. Я считаю, что платить несколько лет увеличенный коэффициент совершенно негуманно.

Второе – там каждого водителя тарифицируют адекватно. Для страховщика это вообще ключевая политика: каждый человек должен получать адекватную для него стоимость. Это позволяет правильно селектировать нагрузку и распределять её более эффективно. Единые правила для всех приводят к тому, что плохие водители ездят так же плохо, косвенно собирая через механизм страхования деньги с адекватных водителей. Задача страховщика – не дать этому произойти. Для западных страховщиков – это действенная модель поведения, поэтому вкладываются колоссальные деньги в создание таких баз. Работая в страховании долгое время, я могу сказать, что в России большинству страховых компаний необходимо вкладывать колоссальные деньги в программы для построения математических моделей. Но большинству российских страховщиков это недоступно.

У ваших зарубежных коллег такие же комиссии?

Нет. Комиссия 15% для США и Европы считается крайне высокой, а для российского рынка это незначительная сумма. Хотя в 2014 году комиссии в России стали снижаться. В том числе из-за такой величины комиссии ситуация в Европе другая, но в целом продуктовый ряд там такой же широкий, как и у нас. Там более активно используется телематика, хотя и там она по-прежнему остается новым продуктом. В Европе телематика стартовала именно с тех регионов, которые были сложны с точки зрения рентабельности. Один из самых специфичных регионов в Европе – это Южная Италия. Для нее характерен высокий уровень мошенничества.

 

Кто заработает на правовой неопределенности

Как изменился социальный КПД страхования?

КПД в социальном смысле страхования немного повысился. Другое дело, что одновременно с этим повышением КПД отрасль вышла в красную зону убыточности и тахометр немного зашкаливает, поэтому часть игроков двигатель могут и сжечь. В следующем году, по оценкам надзора, это могут быть несколько десятков игроков.

Как можно отличить таких игроков?

Напрашивается ответ – никак, но всё-таки это возможно сделать. Рынок страхования очень прозрачный, и когда клиент что-то приобретает на нем, он делает предварительную аналитику. Страховые компании в целом предлагают одно и то же. Это у ресторанов может быть разная кухня: русская, азиатская, европейская, а у страховщиков она, в общем, всегда русская. Поэтому если какая-то компания кратно растет – объемы вдруг начинают измерятся в миллиардах и сотнях миллионов, – это тревожный признак. Для страховщика быстрый рост – всегда очень большой риск.

В страховании возникла новая отрасль – автоюристы. Влияет ли их массовое появление на тарифы?

Мы как страховщики очень редко в судах видим клиентов. Порядка 90% случаев идет по доверенности, иногда эти доверенности бывают массовыми. Автоюристы зарабатывают на этом очень приличные деньги, и это не может не влиять на тарифы. Сейчас очень сильный перегиб в сторону обогащения не-клиентов. Бизнес-активность автоюристов, поверьте, основана не на том, что они хотят помогать людям. Это бизнес с высокой прибыльностью, которая привлекает всё больше участников. По сути, это люди, делающие хорошие деньги на правовой неопределённости.

Недавно закрылась компания «Гута-страхование». Это произошло молниеносно!  Вы можете подсказать, какие признаки могут указать на то, что компания уйдет с рынка?

Бурный рост, как я уже говорил – это всегда тревожный признак. Важным индикатором остается скорость выплат, а уж об этом обывателям известно без помощи СМИ. Как только какой-то страховщик начинает стабильно
 задерживать выплаты, это становится достоянием слухов и гласности. И как только эти два фактора сходятся на одной компании, нужно очень пристально её изучить, перед тем как покупать у неё какие-то продукты.

 

Мошенничество со стороны клиентов

Вернемся к каско и посмотрим на него глазами страховой компании: кто из клиентов «устраивает» самый высокий уровень мошенничества?

 Среди водителей до 35 лет на машинах дороже двух миллионов рублей уровень мошенничества на несколько десятков процентов выше, чем в любых других сегментах. Соответственно, этот сегмент мы достаточно сильно ограничили. Вообще есть ощущение, что ряд сегментов в следующем году будет страховаться, что называется, по рекомендации.

Попробуйте ради интереса позвоните и застрахуйте «Рэндж Ровер Спорт» с красным кожаным салоном для молодого водителя. В большинстве компаний либо цена будет очень высокой, либо ответят, что машины этого класса на страхование не принимаются, либо отправят список, где десятым пунктом будет «флюорография» и далее ещё много вопросов. Чтобы отсечь мошенничество, клиент серьезно проверяется службой безопасности.

Во-вторых, люди просто экономят деньги на сигнализации и другом. В некоторых регионах по анализу служб безопасности уровень отказов мог доходить до 30%. И причиной этому отнюдь не бегающий взгляд клиента, а абсолютно объективные вещи, которые мы видим по анкетным данным. И это не только наш эксклюзив. Если мы это делаем с воспитанной нами швейцарцами педантичностью, используя автоматизированные системы, то в других компаниях это делается чуть с большей или меньшей системностью, но делается всё равно.

Кризис увеличит мошенничество со стороны клиентов?

Да. В принципе мировой и российский опыт говорит, что как только ситуация в экономике ухудшается, убыточность увеличивается. По двум причинам. Во-первых, люди становятся более склонны к мошенничеству. Чтобы этого избежать, мы, например, стараемся минимизировать выплаты наличными и отправляем на ремонт к дилеру. Когда люди получают наличные, они понимают, что, повредив крыло, они, можно сказать, зарплату за месяц уже «получили», а с царапиной можно и дальше ездить.

Какие машины будут плохо страховать в следующем году? И влияет ли на это угоняемость?

Угоняемость машин на самом деле зависит от многих факторов, например, от дефицита запчастей. Или, например, в одной из марок японских машин блок сигнализации находился в «бардачке» за тонкой стенкой; она отключалась от одного удара кулаком, и после этого можно было достаточно быстро получить контроль над машиной. Но это технические факторы, основной акцент страховщики будут смещать с автомобиля на водителя. Естественно, технический фактор будет присутствовать, его никто не исключал. А машину можно любую страховать, лишь бы был человек хороший.

Влияет ли список угоняемых и неугоняемых машин на сложность страхования?

Особенно не влияет, он покрывается тарифом. Угон – это прогнозируемый фактор: он статистически оцениваемый, здесь возникают требования по противоугонным вещам. Теоретически, может быть, какую-то марку машины начнут резко угонять. Такое было с Audi А6 определенного года выпуска, их никто не брал на страхование в принципе, но это скорее исключение. Но эта ситуация достаточно быстро выровнялась: производитель исправил модель, и рынок насытился запчастями. Угоняемость, в среднем присущая тем или иным маркам, достаточно четко управляется тарифом: просто такую модель будет дороже застраховать, поскольку таких машин угоняется больше. Всё же наиболее сложной точкой контроля для страховщика остается личность водителя.


Возврат к списку

Наверх