Перспективы на 2018 г.: возможности для маневра ограничены

07.12.2017  |  Финансы
Перспективы на 2018 г.: возможности для маневра ограничены

Перспективы на 2018 г.: возможности для маневра ограничены

Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка

Россия вступает в 2018 г. с весьма туманными перспективами: отсутствует стабильность в траектории роста, для российского правительства наступил “период тишины” в дискуссии по реформам, не вселяет оптимизма и геополитический контекст. Едва ли можно говорить о том, что Новый год развеет эту неопределенность: новое правительство будет сосредоточено не на структурных реформах, а на решении бюджетных проблем, ЦБ, судя по всему, понизив ставку до 7,5%, возьмет паузу в 2018 г., тогда как новые санкции усилят волатильность рубля. Мы не видим оснований в пользу того, что рост ВВП превзойдет 1,5% в будущем году: завершение некоторых госпроектов может негативно сказаться на динамике инвестиций, тогда как замедление роста номинальных зарплат будет представлять риск для потребления.

Картина роста 2017 г. омрачена крайне нестабильными макроиндикаторами, проблемами с частными банками, вступлением российского правительства в “период тишины” и новыми опасениями по поводу санкций. Хотя Россия вернулась в зону позитивного роста в 2017 г. (ВВП вырос на 1,6% г/г за 9М17), настроение в экономике остается весьма подавленным. И это небезосновательно – во-первых, восстановление экономики идет по плохо прогнозируемой траектории: если в 1К17 экономика росла на 0,5% г/г, то в 2К17 рост ВВП подскочил до 2,5% г/г, замедлившись до 1,8% в 3К17; похожая траектория повторена и в динамике промпроизводства и роста инвестиций. Сильный рост частного потребления на 3,5% г/г в 1П17 не выглядит полностью убедительным, так как оборот розничной торговли снизился на 0,3% г/г за аналогичный период, а рост реальных зарплат расходился с динамикой доходов. Во-вторых, не совместим с восстановлением экономики и коллапс двух крупных частных банковских групп (ФК Открытие и БИН Банк) в августе-сентябре – он активизировал опасения по поводу скрытой слабости банков и породил сомнения в том, что ЦБ контролирует ситуацию в секторе. В-третьих, с начала осени прекратились все дискуссии по поводу концепции экономических реформ, и, судя по всему, Россия вступила в “период тишины”, который в лучшем случае продлится до президентских выборов. Наконец, на смену оптимистическим настроениям 1П17, возникшим после выборов в США 2016 г., вновь пришли опасения по поводу новых санкций после первой встречи В. Путина и Д.Трампа в июле 2017 г. Если 1П17 был моментом позитивных ожиданий, то к концу 2017 г. экономика страдает от отсутствия ясных перспектив.

После выборов в марте 2018 г. рынок связывает свои надежды с концепцией структурных реформ… Луч надежды 2018 г. связан с началом экономических реформ, которые, по ожиданиям рынка, объявят после президентских выборов или после того как будет сформировано новое правительство в мае 2018 г. Как ожидает рынок, новая программа при благоприятном сценарии будет сформирована на базе экономической стратегии 2018-2024 Алексея Кудрина, при неблагоприятном – станет сочетанием стратегии Кудрина и предложений Столыпинского клуба. В случае реализации объединенной программы она будет содержать как некоторые структурные изменения, например, в сфере таможенной политики и юридической системы, так и включит в себя меры по поддержке отдельных отраслей экономики.

…однако поствыборная программа может быть сосредоточена исключительно на обеспечении бюджетной стабильности. У нас все же есть убежденность в том, что новое правительство в большей степени займется бюджетной политикой, а не запуском новых крупномасштабных реформ. Это связано с тем, что острота бюджетных проблем нарастает; возможности для маневра за счет расходной части сокращаются: в 2016 г. порядка 57% расходов консолидированного бюджета пришлось на социальную сферу (21% ВВП), совокупные расходы на оборону и внутреннюю безопасность на консолидированном уровне составили 6,7% ВВП, что почти соответствует 7,3% ВВП, которые тратятся на образование и здравоохранение (см рисунок 3). Опасения по поводу инвестиций в человеческий капитал вынудили Алексея Кудрина призвать к повышению цены на нефть для нового бюджетного правила с $40/барр до 45/барр. В то же время, хотя к концу 2017 г. Россия все еще ожидает порядка $80 млрд госсбережений, Резервный фонд будет истощен к концу года и два фонда (Резервный и ФНБ) объединят, что говорит о росте давления на госсбережения (см Рисунок 4). Поиск баланса между крупными социальными обязательствами, необходимость поддерживать определенный уровень госуслуг и желание избежать повышения долга – сложная задача, решением которой должно будет заняться правительство. Мы по-прежнему считаем, что повышение налогов неизбежно, но решение о повышении налоговой нагрузки болезненно и, как это представляется сейчас, видимо, будет отложено до 2020 г.


Возврат к списку

Наверх