ЦБ И ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК – ДИСКУССИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

29.11.2016  |  Финансы
ЦБ И ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК – ДИСКУССИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Все инициативы, которые реализуются сегодня на финансовом рынке, – лишь малая часть того, что предполагается к воплощению. И в этом есть как большие плюсы, так и минусы, – темой выступления Владимира Чистюхина, заместителя председателя Банка России, на Уральской конференции НАУФОР в Екатеринбурге, стали приоритетные направления развития финансового рынка.

 

Адаптироваться к изменениям

Плюсы в том, что мы не теряем темпы. И не только догоняем какие-то продвинутые западные модели, но и по многим направлениям вырвались вперед. И, как показывает практика, ряд вещей на высокотехнологичных западных финансовых рынках, биржах далеко не везде реализован даже на уровне идей, не говоря уже о воплощении.

Есть и очень большой минус – он в том, что адаптироваться к этим изменениям становится очень сложно. На каждой из наших встреч мы говорим о том, как внедрить очередную новую инициативу, а потом начинаем говорить, что там нужно изменить и заложить на будущее эти изменения.
Мне кажется, что относительно неплохое время наступает для рынка акций. Поиск доходности будет толкать инвесторов на этот рынок, если повысится уровень доверия. И ЦБ, и участники финансового рынка последние несколько лет всё делают для этого.

Мы уже не в начале пути

Хочу сказать о нескольких приоритетных направлениях нашего движения. Основные направления развития на 2016–2018 годы проложили базовую колею, по которой движемся мы, как Центральный банк, движется рынок с точки зрения развития, повышения его устойчивости, защиты прав потребителей. И такие слова, как «бондизация, ритейлизация», всё глубже входят в наш оборот, и проекты, которые мы сегодня реализуем с КСУ по упрощению эмиссии, стали неким понятным набором, который уже не в начале пути, многое сделано, и цифры впечатляют.
На чем сконцентрированы мы. Во-первых, начинаем подходить к реализации принципа пропорционального регулирования. И на сегодня эта тенденция выражается в двух направлениях. Первое. По всем профучастникам, среди которых и страховые компании, и государственные пенсионные фонды, и даже кредитные организации – более консервативный сегмент, мы пытаемся реализовать следующую модель: все, кто предоставляет сервисы для квалифицированных инвесторов, должны работать при минимальном вмешательстве государства. Ради реализации этой идеи мы меняем законодательство и готовим изменения в наши подзаконные нормативные акты, которые, в частности, касаются управляющих компаний. Мы пытаемся уйти от четких форм инвестиционных деклараций, сложных типов паевых инвестиционных фондов, в долгосрочной перспективе предполагаем изменить концепцию формального инвестирования, формальных инвестдеклараций на сильные системы управления рисками, прохождение стресс-тестов

Регулирование, адекватное рискам

Направление второе, в контексте пропорционального регулирования и надзора. Мы хотим закрепить такие бизнес-модели в регулировании профессиональных участников, которые будут адекватны их рискам. Логика в том, что любой надзор должен соответствовать рискам, которые порождает тот или иной профессиональный участник финансового рынка. Если это небольшая компания, которая не имеет никакой инвестиционной значимости, не может породить эффект заражения, эффект домино, если не работает для очевидно большого количества клиентов или предоставляет очень узкий спектр услуг, она не должна обременяться тем пулом надзорной отчетности, проверок и требований, которые мы имеем сегодня. Сейчас у нас универсальная система, одно правило для всех. Нам нужно эти требования диверсифицировать в зависимости от тех рисков, которые деятельность этих участников порождает. Мы двигаемся по этим двум направлениям

Изменения в законе коснутся не всех

Второе направления движения. Мы хотим повысить уровень доверия на финансовом рынке. Для этого вводим дополнительный механизм защиты прав инвесторов. Нужно сказать, что мы предполагаем внедрение более полноценной концепции, меняем законодательство для этого и предполагаем, что базовыми станут правила, которые сегодня действуют для кредитных организаций, в частности правило по деловой репутации и образовательному цензу, соответственно по опыту работы. В рамках долгих дискуссий, реализуя концепцию пропорционального регулирования, мы пришли к тому, что изменения закона будут касаться только страховых компаний, ГПФ, управляющих компаний. Всё, что касается профучастников рынка ценных бумаг, субъектов микрофинансирования, потребует дополнительного обсуждения, и очевидно, что правила смягчатся.

Время уходить от жестких правил

Сегодня мы в завершающей стадии дискуссии по квалифицированным инвесторам. Консультативный доклад по совершенствованию системы защиты интересов инвесторов финансового рынка породил большую волну обсуждения, и я искренне рад, что нам удалось выстроить конструктивный диалог между представителями ЦБ и участниками финансового рынка. В первую очередь мы подходим к тому, куда могут инвестировать неквалифицированные инвесторы. В концепции четко зафиксировано правило «дедушкиной оговорки»: все, кто был признан к настоящему времени, к моменту введения новых правил, квалифицированным инвестором, таковыми и останутся. Введено правило «о праве на ошибку»: до определенной суммы – сегодня предлагается 50 тыс. рублей – можно будет проинвестировать куда угодно.

Больше возможностей появилось по инвестированию в различные инструменты для неквалифицированных инвесторов, вне зависимости от того, до 400 тыс. или более, – это две базовые группы. Единственная ключевая разница – могут они делать с плечом либо без него.
Меня радует, что пошло сближение позиций. Вначале максимально консервативная позиция у нас как регулятора была четко выдержана, но в последующем, в рамках обсуждения с коллегами, мы приняли ряд аргументов и свою позицию смягчили, потому что у нас задача – не только защитить инвесторов, но и оставить бизнес как таковой. Мне бы очень не хотелось, чтобы это были жесткие правила, в рамках которых ни один инвестор не может функционировать, и профучастникам эта деятельность становится не интересной.

Начнем со страхования

Наш следующий консультативный документ, который мы презентовали несколько дней назад, связан с функционированием брокерской деятельности, с теми предложениями, которые мы делаем. Он поднимает вопросы субсидиарной ответственности, защиты имущества клиентов, в том числе посредством института сегрегации, в принципе ставит вопрос модели регулирования посреднической деятельности на рынке ценных бумаг. Журналисты четко отреагировали на нашу презентацию, поставив вопрос о возможности введения единой лицензии, и это был бы правильный шаг.  Надеемся, что мы вместе с вами, участниками рынка, продолжим дискуссию по этому консультативному документу, многие вещи там актуальны. В частности, там поставлен очень правильный вопрос допуска брокеров на валютный рынок. Мы хотим конституировать этот допуск.  Это не означает, что мы внедрим все правила, которые сегодня действуют для брокерской деятельности. В докладе мы оставим вопросы сегрегации и маржирования, их мы готовы обсуждать, но идея финансового омбудсмена не столь актуальна. На первоначальном уровне закона принято решение сосредоточиться на страховой деятельности, причем только на моторном страховании – каско, ОСАГО. Если будет положительная практика, можно распространять ее как обязательный элемент на другие сегменты финансового рынка.

Устойчивость как приоритет

Третье направление, которым мы занимаемся, это устойчивость. Мы готовим большое количество законопроектов: меняем законодательство об аудите, подготовили поправки в законодательство об актуарной деятельности – хотим, чтобы проблемы, которые сегодня показало применение закона об актуарной деятельности, были решены, в частности вопрос конфликта интересов. Нам кажется, не может актуарий, который находится внутри компании, считаться ответственным актуарием, и его заключение не может быть приравнено к внешнему заключению.

Мы только сегодня предпринимаем первые подходы к организации консолидированного надзора. Наши коллеги в блоке банковского регулирования намного серьезней продвинулись в этом направлении.
Хочу сразу сказать, что в практике нашей надзорной деятельности мы уже пытаемся реализовать консолидированный надзор, который заключается в том, что мы смотрим не на отдельных профучастников, а на группу целиком, в которую они входят. Где-то они занимают лидирующие роли, где-то являются лишь частью более крупных участников,
тем не менее мы, рисуя картинку их бизнеса, финансового положения, их рисков, учитываем функционирование всей группы. И, как правило, это намного лучше помогает разобраться с денежными потоками внутри группы, вообще с ее финансовым функционированием. В ряде случаев это позволяет увидеть схемы, которые реализуются в рамках этих групп, чтобы замаскировать те или иные операции, или несоответствие потенциальным требованиям и нормативам Банка России.

Единые правила для всех

Внутри ЦБ мы создали инвестиционный комитет – три блока по кредитно-финансовым организациям, который пытается выработать унифицированные подходы по различным направлениям. Вы все знакомились с нашими рекомендациями по таким вопросам, как обеспечение непрерывности деятельности, рекомендация по системе оплаты труда, организации системы внутреннего контроля.

Точно так же мы подходим к подготовке неких единых правил по системе управления рисками, внедрению профессионального суждения, института кураторства. Нам кажется, что сегодня мы подошли к той стадии, и, наверное, это одна из целей, для которой регулятор создавался, чтобы по таким сквозным вопросам регулирования подходы были бы едиными. Странно, когда кредитная организация осуществляет работу, внутренний контроль по одним правилам, а профучастник на рынке ценных бумаг, это же юридическое лицо, – несколько по иным. Это касается и капитала, из чего он может состоять, какие у него источники. Я не говорю об объеме или размере капитала, это разные вещи, они не должны зависеть от уровня рисков или стоимости входного билета. Но источники капитала у всех должны быть примерно одни и те же, поскольку мы решаем вопрос покрытия данными средствами тех не ожидаемых убытков, которые могут возникнуть в деятельности любого участника.
В настоящее время мы поддержим тенденцию на ужесточение регулирования по инвестированию средств, которые в качестве капитала либо резервов формируются профучастниками. Мы хотим, чтобы это были качественные активы.

Понимая, что у многих игроков финансового рынка уже есть сложившиеся портфели активов, мы предоставляем длинные переходные сроки разным активам – полгода-год, полтора, однако это не освобождает участников от того, чтобы активы малоликвидные или с неустойчивой стоимостью исключать из капитала и заменять на более качественные.

Кодекс корпоративного управления: есть над чем работать

И, наконец, отдельное направление нашего движения – это вопросы корпоративного управления.

Вы все помните наш кодекс корпоративного управления. Несколько месяцев назад мы провели исследование относительно внедрения профучастниками финансового рынка основных его положений. Вот какие выводы удалось из этого сделать. Наилучшим образом реализуется положение кодекса о создании системы управления рисками и внутреннего контроля. У многих участников реализуется стратегия, принимается на уровне наблюдательных советов либо советов директоров и потом осуществляется контроль за ее исполнением. Многие участники пытаются утвердить политики по вознаграждению. Это сильные стороны реализации кодекса. Слабые стороны – это рекомендации, которые связаны с  функционированием совета директоров или наблюдательных советов. Что хуже всего: требования, чтобы независимые директора составляли не менее трети совета директоров набсовета, чтобы проводилась ежегодная оценка деятельности совета директоров, комитетов совета директоров и членов его совета, о том, чтобы председатель совета директоров являлся независимым директором, это вообще редчайшая практика. И также хуже всего реализуется практика о создании комитетов советов директоров по разным направлениям, как минимум по аудиту, вознаграждениям, номинациям управления рисками.
Мы будем эту ситуацию исправлять, вводить наши дополнительные рекомендации, взаимодействовать с участниками рынка. Мы помним, что изначально кодекс предполагался для публичных компаний, однако неоднократно отмечали, что и крупные профучастники рынка должны соответствовать практикам кодекса. Будем это направление продвигать.


Возврат к списку

Наверх