ВТБ развивает региональную инфраструктуру

20.08.2014  |  Финансы
ВТБ развивает региональную инфраструктуру

Банк ВТБ продолжает наращивать объемы инвестирования в экономику Нижегородской области. На сегодня доля банка на рынке корпоративного кредитования региона составляет 14%. Одним из основных драйверов роста бизнеса банка управляющий филиалом ВТБ в Нижнем Новгороде Игорь Рожковский считает инфраструктурные проекты.

Инфраструктурные проекты – драйвер роста региональной экономики

Игорь Леонидович, почему ВТБ уделяет столь пристальное внимание инфраструктурным проектам?

Инфраструктурные проекты являются драйверами развития региона. Их реализация меняет облик российских городов и улучшает качество жизни населения. И ВТБ как один из системообразующих банков активно участвует в процессе совершенствования инфраструктуры российских регионов. Согласитесь, что сегодня единицы банков в стране имеют возможность «потянуть» столь крупные и ресурсоемкие проекты, как, к примеру, финансирование строительства нового пассажирского терминала в международном аэропорту «Стригино», который мы профинансировали совсем недавно на сумму 3 млрд рублей.

В чем, на Ваш взгляд, сложность финансирования подобных проектов?

Основная сложность финансирования инфраструктурных проектов заключается в том, что эти проекты, как правило, долгосрочные, и кредитору часто очень сложно просчитать перспективу их окупаемости. Нужно спрогнозировать множество моментов: ситуацию в экономике, спрос на конечный продукт данного проекта… К примеру, когда ВТБ принимал решение о рефинансировании кредита, выданного на строительство канатной дороги через Волгу, которая соединяет Нижний Новгород и Бор, нам было проще, потому что дорога уже функционировала, была какая-то статистика ее наполняемости. И все равно решение приходилось принимать отчасти интуитивно, потому что необходимо было просчитать денежные потоки предприятия на ближайшие девять лет. А чтобы оценить перспективы возвратности проекта по строительству нового терминала в Нижегородском аэропорту, нужно было оценить, как изменится пассажиропоток, насколько больше самолетов будет к нам прилетать, как повысится выручка предприятия… Разумеется, при проведении этих расчетов можно ориентироваться на другие аналогичные российские и мировые проекты. Но ведь каждый город уникален, риски различаются. Иногда российских аналогов вообще нет. К примеру, когда ВТБ принимал решение о строительстве платной дороги в Санкт-Петербурге (так называемый Западный скоростной диаметр – ЗСД), в нашей стране вообще не было платных дорог. А надо было понять, сколько ориентировочно автомобилистов будут платить за проезд по этой дороге, хватит ли вырученных средств на обслуживание дороги и выплату кредита. Вот поэтому на принятие решения о финансировании инфраструктуры требуется довольно много времени. Хотя подчеркну, что эти проекты глобально очень выгодны, поскольку они дают серьезный мультипликативный эффект.

Что Вы имеете в виду?

К примеру, мы финансируем модернизацию объектов компании «Теплоэнерго», а она, в свою очередь, привлекает подрядчиков, которым также нужны кредиты для развития производства. К тому же развитие инфраструктуры создает новые возможности для бизнеса. Благодаря функционированию канатной дороги через Волгу повысилась мобильность рабочей силы. И нижегородские, и борские компании могут привлечь более квалифицированных специалистов и приступить к реализации новых проектов, которые мы с радостью прокредитуем. В Санкт-Петербурге после запуска в эксплуатацию первых участков Западного скоростного диаметра появилась возможность выноса логистических центров за город. На строительство этих центров тоже нужны финансовые ресурсы. И чем больше появляется таких проектов, тем быстрее растет экономика страны.

Что могут сделать бизнес и власти для активизации таких инфраструктурных проектов?

Многое уже делается. Если говорить о бизнесе, то вспомните, каким он был в девяностые годы: проекты со сроком окупаемости свыше одного-двух лет даже не рассматривались. Сегодня предприниматели, в том числе нижегородские, спокойно относятся к окупаемости проектов со сроком семь-десять лет.

Что же касается властей, у нас в стране все активнее начинают использоваться формы государственно-частного партнерства (ГЧП). Причем эти формы могут быть разными. Иногда достаточно минимального содействия государства в виде ускорения бюрократических процедур или предоставления земельного участка на льготных условиях. Иногда необходимо частичное субсидирование или предоставление гарантий за счет бюджета. Если государство участвует в проекте в тандеме с предпринимателем, это облегчает принятие решения для инвестора. ВТБ имеет серьезный опыт участия в проектах государственно-частного партнерства. Если говорить о Приволжском федеральном округе, при участии государства и частного инвестора мы финансируем строительство моста через Каму в Удмуртии, строительство онкологического центра в городе Орск Оренбургской области. Есть планы по финансированию проектов в рамках ГЧП и в Нижегородской области.

Поиск новых отраслевых ниш постоянно продолжается

Вы упомянули проект по финансированию компании «Теплоэнерго». Насколько я понимаю, сфера ЖКХ сегодня тоже является объектом пристального внимания ВТБ?

Да, действительно, ЖКХ является для нашего банка одним из тех относительно новых направлений, которое нам интересно и которое мы активно развиваем. Помимо кредитования предприятий ЖКХ, таких как «Теплоэнерго» и «Водоканал», ВТБ сегодня реализует программу льготного обслуживания специальных счетов товариществам собственников жилья (ТСЖ) для формирования фондов капитального ремонта. Льготное обслуживание предусматривает бесплатное открытие и ведение специальных счетов. На средства, которые будут аккумулироваться на таких счетах, возможно начисление процентов. В рамках договоров с ТСЖ предусматривается контроль целевого использования сумм, находящихся на данных счетах, согласно федеральному законодательству. Накапливать на капремонт придется не один десяток лет, а значит, надежность банка особенно важна. Именно с целью обеспечения сохранности средств на законодательном уровне установлено требование к банкам – участникам программы по величине собственных средств. И установленное ограничение – в интересах жильцов. Выбор в пользу ВТБ – это, по сути, дополнительная гарантия надежности, так как основным акционером банка является Правительство РФ.

Работа со сферой ЖКХ – один из ключевых социально значимых проектов ВТБ. Многие кредитные организации только начинают работать по этому направлению. У нас уже накоплен значительный опыт такой работы. На данный момент в банке полностью подготовлена договорная документация по специальным счетам для ТСЖ и региональных операторов, определен порядок работы с такими счетами.

А почему банки раньше не финансировали предприятия жилищно-коммунального хозяйства? Ведь у них есть самое главное с точки зрения кредитора: стабильный денежный поток.

Стабильные денежные потоки в ЖКХ, действительно, были всегда. Вопрос в том, как этими потоками распоряжались. У отрасли с девяностых годов прошлого века сложился негативный имидж из-за нецелевого использования средств. Но происходящие сегодня реформы в системе ЖКХ наконец-то стали давать положительные результаты. Приятно, что на смену прежним руководителям в эту сферу пришел качественно новый современный менеджмент. Лидеры нижегородской сферы ЖКХ – компании «Теплоэнерго» и «Водоканал», которые мы финансируем, – управляются высокопрофессиональными командами, которые прикладывают колоссальные усилия не только для того, чтобы привлечь средства, но и для того, чтобы ими эффективно распорядиться. Эти компании проводят модернизацию своих хозяйств на средства нашего банка, увеличивая производительность труда, снижая энергоемкость производства, наращивая качество своих услуг. И мне приятно, что и банк ВТБ вместе с компаниями-клиентами участвует в повышении качества жизни нижегородцев.

Есть еще какие-то отраслевые ниши, которые сегодня особенно интересны вашему банку?

Про сферу ЖКХ я уже сказал. Еще одним направлением, которое ВТБ сегодня нацелен активно развивать в регионах, является строительство. По нашим оценкам, данное направление имеет большой инвестиционный потенциал. В настоящее время банк в регионе ведет активный поиск перспективных проектов в этой отрасли. По нашим оценкам, в Нижегородской области сохраняется высокая потребность в жилье эконом-класса. Поэтому финансирование именно жилищного строительство – в особом фокусе нашего внимания. До конца года мы планируем приступить к реализации двух или трех проектов по финансированию строительства жилья с местными региональными игроками.

Курс на повышение производительности

Игорь Леонидович, а как нынешняя экономическая и внешнеполитическая ситуация повлияла на стратегию развития банка в регионе?

Экономическая ситуация неоднозначна. Различные отрасли экономики чувствуют себя по-разному: где-то отмечается падение, а где-то, напротив, рост. И последнее не может не радовать. Если говорить о позитивных трендах, то, к примеру, строительство, особенно жилищное, демонстрирует уверенный рост – нижегородцы продолжают покупать жилье.

В продуктовом ритейле, несмотря на запрет ввоза европейских продуктов питания, падения не наблюдается. Я разговаривал с представителями крупнейших оптовых продуктовых компаний региона, и все они утверждают, что европейские санкции практически не скажутся на их бизнесе, – они в течение короткого времени сумеют переориентироваться на новых поставщиков, в том числе российских.

Но все же внешнеполитическая ситуация создает риски для бизнеса: стоимость заемных ресурсов растет, а потому количество предпринимателей, желающих начинать новые проекты, уменьшается. Но ВТБ в Нижегородской области продолжает поиск перспективных инвестиционных проектов для финансирования. И я уверен – чем больше будет таких проектов, тем скорее «оживится» экономика региона и страны в целом.

Стоимость кредитных ресурсов в России растет. Насколько этот тренд долговременный? Означает ли повышение ставок, что банки получат больше прибылей?

Я не специалист в макроэкономике, но думаю, что по крайней мере в течение ближайшего года тенденция удорожания денег сохранится. Ведь растет стоимость привлечения финансовых ресурсов на внешнем и внутреннем рынках, увеличивается ставка Центрального банка. Что же касается влияния роста кредитных ставок на прибыльность банковского бизнеса, прямой зависимости здесь нет.

А вот увеличение конкуренции на рынке впрямую приводит к сокращению маржинальности банковского бизнеса. Поэтому в ВТБ развернута структурная реформа, цели которой – сокращение издержек и повышение рентабельности.

С учетом того, что в российских банках в среднем на одного менеджера по продажам, непосредственно работающего с клиентом, приходится по три-четыре вспомогательных работника (экономистов, бухгалтеров, бэк-офисных сотрудников, юристов), резервы повышения производительности труда у нас высоки. Но чтобы задействовать эти резервы, нужно повышать эффективность всех бизнес-процессов, сконцентрировав усилия сотрудников на продажах, на работе с клиентами. А для оптимизации расходов на сопровождение сделок штат бэк-офисов из точек продаж желательно перевести в специализированные узлы, в которых все операции максимально автоматизированы. Мы используем самые разные варианты повышения эффективности бизнеса, вплоть до того, что в некоторых регионах уже сегодня объединяем офисы банков ВТБ и ВТБ24 на одной площадке.

Группа ВТБ стала одной из первых банковских организаций России, которая начала эту работу. И я уверен, что мы одними из первых достигнем европейских показателей производительности труда в банковской сфере. Ведь только так можно обеспечить одновременно и снижение стоимости финансовых ресурсов для бизнеса, и высокую прибыль для банка.


Возврат к списку

Наверх