Больше эффективности от энергии

02.10.2015  |  Технологии
Больше эффективности от энергии
Большинство крупных российских предприятий вынуждены функционировать в условиях внешней нестабильности, давления глобальных рынков, жёсткой ценовой и технологической конкуренции. Чтобы обеспечить максимальную гибкость и операционную эффективность и высвободить дополнительный инвестиционный ресурс, компании реализуют комплексные программы управления издержками и снижения стоимости владения инфраструктурой. В фокусе данных программ – энергия как один из ключевых факторов, влияющих на себестоимость продукции и услуг, и особенно важный при строительстве новых предприятий.
Несмотря на серьёзные проблемы в отрасли, можно привести немало примеров внедрения энергоэффективных технологий в производство. В частности, в последние годы это направление активно развивает ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» (ММК).
ММК столкнулся с проблемой, как реализовать на предприятии с множеством цехов, большим оборотом и сложным производством процедуру собственно энергосберегающих технологий.  Если её делегировать начальникам цехов – главным энергетикам, то это означает, что в рамках линейных процедур найдутся  варианты штучных улучшений, которые рано или поздно перестают работать. Не имеющие стандартов  инструменты принятия решений, которые обычно работают на проектах стоимостью от нескольких миллионов долларов, хуже срабатывают для энергосберегающих решений.
«Год назад у нас были ситуации, когда мы не могли управлять подвидами таких проектов. За этот год мы создали процедуру, позволяющую решать данную задачу. И одним из элементов юридических «подковок» этих решений является энергосервисный договор. Заключение энергосервисного контракта мы рассматривали как неэффективный шаг – сейчас радикально изменили свою точку зрения. ММК подписал договор о поставке оборудования SchneiderElectric. В принципе, мы могли реализовать этот проект самостоятельно, однако поменять освещение в большом цехе – это масса рутинных операций, не относящихся к приоритетной деятельности компании», – сообщил директор по развитию ММК Максим Лапин.

СОЗДАНИЕ
ЭНЕРГОСБЕРЕГАЮЩИХ ПРОЦЕДУР НА ММК
Когда возникает вопрос создания организационной единицы такого рода, необходимо определить ответственного за неё человека. Затем создаётся центр энергосберегающей технологии, куда приглашаются профессионалы, обладающие достаточным опытом. Дальше в компании создаётся процедура, способная рационализировать микрозатратные проекты, в том числе энергосберегающие. Процедура вводится для того, чтобы центр энергосберегающих технологий и дирекция по развитию бизнеса стали «окном сбора идей». Процесс должен собирать только энергосберегающие идеи, а дирекция должна заниматься процессами посложнее, нежели просто замена лампочки. Дальше возникает вопрос, как при наличии ответственного запустить работающий процесс с  большим количеством проектов, которые имеют на разработку 2 – 3 млн долларов. ММК создал процедуру радикального упрощения формата доказательной базы. Если обычно аргументация инвестиционного проекта составляет сотни страниц, то для проектов меньшего масштаба она должна умещаться на одной. ММК ввёл еженедельное совещание  представителей всех сегментов, чтобы наблюдать, как обстоят дела в цехах. Раз в месяц происходит отсечение идей на дальнейшую проработку.
«И самое важное, что окончательное решение принимается не финансовым директором, не инвестиционным комитетом и не советом директоров – они не участвуют в процессе. Потому что мы сделали ещё одно упрощение – дали директору по производству полномочия принимать решения под своей подписью. В итоге за полгода к реализации подошло около 20 таких проектов, а это порядка полумиллиарда рублей с окупаемостью не более полутора лет», – поясняет Максим Лапин.

ЭНЕРГОСЕРВИСНЫЙ КОНТРАКТ
Энергосервисный договор еще несколько лет назад казался неработающим. Чтобы разобраться в причинах скептицизма, нужно понять, что он собой представляет. Это понятие было введено в 5 главе19 статьи Федерального закона № 261-ФЗ «Об энергосбережении, о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Его предметом является осуществление исполнителем действий, направленных на энергосбережение и повышение эффективности использования энергетических ресурсов заказчиком.
Существует пять основных пунктов договора:  требуемая величина экономии энергетических ресурсов, обеспечиваемая исполнителем; срок действия договора (не менее требуемого для достижения экономии); обязанности исполнителя по обеспечению согласованных сторонами режимов использования энергетических ресурсов; обязанности исполнителя по установке и вводу в эксплуатацию приборов учета используемых энергетических ресурсов; цена услуг исполнителя, исходя из достигнутой экономии энергетических ресурсов.
Главная цель договора – комплексная реализация мер по повышению энергоэффективности объекта. Иными словами, после выполнения условий договора подрядчиком вы как заказчик (частный домовладелец, ТСЖ или управляющая компания) должны в установленный договором срок получать прибыль за счёт сэкономленных ресурсов.

ТАК В ЧЁМ ЖЕ СКЕПТИЦИЗМ?
Во-первых, если эту идею собирается реализовать компания, почему бы не заплатить ей самой? С точки зрения затрат и подхода масштабы таких операций, как замена освещения в большом цехе – это организационный вопрос. Более приоритетный для компании проект – какое количество ремонтного персонала направить на обслуживание какой-либо установки.
Второе сомнение касается формулы договора. «Нужно было делать регулярные платежи по МСПО, которые являются, по сути, финансовой арендой, аккумулирующей долг на балансе предприятия. При обсуждении этого договора встаёт вопрос: «Какой смысл его подписывать? Мы сами все заплатим». Оказывается, всё не так просто. Структура этих договоров не предусматривает минимального платежа – платёж пропорционален достигнутому эффекту. Отсутствие гарантии минимального платежа означает, что при консолидации получится ноль. Поэтому долг на балансе не образуется», – поясняет Максим Лапин.
Энергосервисный договор – это, с одной стороны, бизнес-договор, ориентированный на результат. С другой – капитальный договор, ориентированный на создание активов. А также финансовый договор, который заменяет фондирование.
Если предприятие строит проект самостоятельно, финансовая матрица выглядит так:  сначала оплата – потом эффект, который не гарантируется.  Соответственно, у проекта есть окупаемость и риск. В энергосервисном договоре почти все риски берет на себя исполнитель, а не заказчик. Из-за этого возникает недоверие – вот третий и главный повод для скептицизма.

НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ДОВЕРИЕ
Ключевым моментом для предприятий остается доверие. Об этом говорит и Борис Муратов, вице-президент бизнес-подразделения «Промышленная автоматизация» компании SchneiderElectric: «Эти фундаментальные вещи – в основе функционирования любого предприятия. Даже если собственники, менеджеры предприятия как вендоры предлагают идеологически верную модель, без доверия проект не состоится». Ещё один важный аспект – персонал предприятия. Вопрос не только в его эффективности, но и в том, что его обучение требует контроля. Также  Борис Муратов убеждён в необходимости выстроить базовые уровни автоматизации. Стандартная пирамида систем автоматизации начинается снизу – с контроля параметров. Следующий уровень – манипулирование этими данными, а на вершине пирамиды – направление, которому обычно не уделяется достаточно внимания – как конвертировать полученную информацию в более экономически эффективное управление производством.
«Подход базируется на трёх основных моментах. Первый – это собственно технологические подходы. Второй – эффективная связка между персоналом и бизнес-процессами.  И, наконец, третий, кульминационный момент – достижение экономических показателей, то, как конвертировать всё, что получено на двух базовых уровнях. Встаёт вопрос, как это сделать с точки зрения прозрачности и доступности для всех слоёв руководства предприятия», – рассуждает Егор Митюрев, главный специалист департамента энергетики, ООО «УГМК-Холдинг».Мир меняется так быстро, а новые технологии настолько непредсказуемы, что компании не успевают отслеживать тенденции в инновационной среде. Например,  у «УГМК-Холдинга» для аналитики достаточно информации  от систем коммерческого и технического учёта, но ничего с этой информацией он не делает. Её сводят в технических отчётах, формируют стандартные бланки. Поэтому встаёт вопрос дальнейшего анализа этой информации. «Мы хотим внедрить на своих предприятиях продукт по названием  «информационно-аналитическая система управления энергоэффективностью», чтобы достичь достоверности данных по всем направлениям прогнозирования и потребления энергоресурсов, а также определить бизнес-планирование и управление мероприятиями по энергосбережению», – поясняет Егор Митюрев.

ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТЬ И ЭКОНОМИКА В ЦЕЛОМ
Энергоэффективность – задача, связанная не только со снижением  потребления в процессе производства. Сколково предлагает механизмы взаимодействия с промышленными компаниями, которые существенно помогут в поиске новые идей и их первоначальной обработке.
«Энергоёмкость – это числитель и знаменатель. Можно увеличивать ВВП за счёт неэнергоёмких производств, и здесь мы прилагаем усилия для поддержки компаний, которые создают технологии и внедряют их своих предприятиях. Это не только экономия энергоресурсов, но и создание новых точек роста», – заявил Михаил Тыкучинский, директор по развитию кластера энергоэффективных технологий Сколково.
В последнее время на рынке наметилась ещё одна позитивная тенденция – постепенное увеличение спроса на энергоэффективные технологии со стороны бизнеса. По словам экспертов, кардинально ситуация на рынке энергосбережения улучшится только после выхода России из экономического кризиса. Сейчас у отечественных предприятий нет свободных средств, чтобы вкладываться в энергоэффективные проекты, которые будут окупаться несколько лет.  

Возврат к списку

Наверх