Когда долг невозможно вернуть

19.03.2013  |  В мире
Когда долг невозможно вернуть

Экономика России в конце 2011 - начале 2012-го пошла на спад. Поэтому нас ждет ситуация возврата к той картине мира, которая была до 1991 года. Мы должны снова стать региональным лидером, создав при этом новые правила игры. К нам присоединится значительная часть стран СНГ. Сегодня центр мира - Вашингтон, в том числе для России, а завтра центром для нас снова станет Москва. рассказывает Михаил Хазин, президент компании"НЕОКОН".

Экономический кризис так и не был преодолен. Он продолжается. Почему?

Нынешний кризис вызывает у догматических экономистов истерику. В связи с этим нужно отметить два важных положения.

Первое. Современная экономическая модель, в рамках которой мы жили последние несколько столетий, себя исчерпала. Её главной характеристикой был научно-технический прогресс - углубление и разделение труда. Эта модель появилась в результате ценностной революции XVI - XVII веков. После неё` самая бедная и некультурная часть евразийского континента вырвалась в лидеры, при этом отказавшись от некоторых важных вещей в культуре. Понимание, что модель изменилась, появилось быстро. Уже в начале XVII века началось то, что мы бы назвали смутным временем. В Италии, например, один из основателей меркантилизма Антуан де Монкретьен сформулировал следующий тезис: «Если хотите узнать, какой город богаче, посмотрите, сколькими профессиями владеет его население». То есть чем глубже уровень разделения труда, тем выше добавленная стоимость, которую создает эта система. К концу XVIII века, то есть почти через 150 лет после Монкретьена, Адам Смит сделал следующее заключение: «Если есть замкнутая система, то в ней разделение труда растет только до некоторого уровня, а дальше останавливается». Понятно, что если есть хутор, где живут три семьи, там не может быть отдельного кузнеца. Если в деревне 200 дворов, кузнец есть, но он не может делать, например, тракторы.

Из этого положения можно сделать два философских вывода. Первый: какой бы ни была экономическая система, в какой-то момент для продолжения развития ей необходимо расширяться - искать рынки сбыта. До Второй мировой войны эта система представляла собой взаимодействие нескольких крупных систем: Британии, США, Германии, Японии и СССР. Как только у них не стало возможности расширяться, они начали воевать между собой. После войны остались две системы - советская и западная, с 1991 года - одна. А дальше произошло следующее: поскольку развиваться дальше стало невозможно, в какой-то момент капиталистическая система остановилась, перестали окупаться инновации. Настало время зарождения новой экономической модели. В истории Европы было два случая, когда менялась экономическая модель. Это IV - VI века, когда античная модель сменилась на феодальную, и XVI - XVII века, когда феодальная сменилась на современную.

Хорошо, а какое же второе положение?

Современный кризис начался не в 2008 году, а гораздо раньше, в 70-е годы XX века. Он был связан с невозможностью расширения рынка. Как эту проблему решили в США? Если невозможно расширить рынки, надо стимулировать покупательную способность - дать людям деньги. Эту модель назвали рейгономикой. Её смысл - в развитии системы кредитования. Если раньше новый кредит давали после того, как человек вернул старый, то с 1981-го ситуация изменилась: возврат кредита больше не предполагался. Вместо этого старый кредит погашался из нового. Эта модель экономики изменила ценность актива. Если людям дают кредит до возврата старого, то ключевым активом системы становится залог, а самый выгодный бизнес - создание залогов. Так появились залоговые активы, основанные на недвижимости и ценных бумагах. Схема рефинансирования предполагает, что у вас ежегодные платежи не должны увеличиваться, а тело долга может расти сколько угодно. Для этого нужно было снизить стоимость ставки. И действительно в 1980 году учетная ставка ФРС, а это кредитор последней инстанции, составляла 18%. К декабрю 2008 года ставка была равна нулю. Дальше предпринимались попытки вернуть эту схему: эмиссия, стимулирование кредитования и ряд других мер. Могу сказать, что если бы Обама не увеличил расходную часть бюджета США на триллион долларов в год, то за четыре года его срока ВВП США упал бы на 7 - 8%. Сегодня темпы спада составляют 2 - 3% в год при эмиссии. Без неё было бы ещё больше.

И что ждет Америку дальше?

Знаете, раньше долг среднего американского домохозяйства не превышал 60% от его дохода. Сегодня этот долг, в среднем, составляет 120%. При долге в 120% в Греции и Италии начался долговой кризис. Каждое американское домохозяйство - это маленькая Греция. Этот долг вернуть невозможно. А все долги - это активы финансовой системы. Спрашиваете, что ждет Америку и мир в целом? Нас ждет принципиальное изменение структуры экономики. Приведу пример. В 1980 году доля финансового сектора в экономике составляла 10%. После того, как финансовый сектор стал кредитовать обе цепочки - производителя и потребителя, - его доля в ВВП и перераспределении прибыли увеличилась до 50%. До кризиса в США финансовый сектор составлял до 70%. По итогам кризиса его доля снизится до 10%. Это означает снижение доли финансового сектора в пять раз, а в абсолютном выражении - в десять. Будут радикально меняться отношения между секторами. На сегодня спрос домохозяйств больше, чем доходы, на 20 - 25%, точка равновесия лежит ниже нынешних на 40 - 50%. Сокращается сектор услуг, связанный с финансами. Этого не избежать.

Что ждет нас в связи с событиями в США?

Специфика нашей страны в том, что у нас до сих пор во многом социалистическая структура экономики. Это ресурс, который нужно использовать. Если разрушается мировая экономика, глобальный рынок становится невыгодным. Нас ждет фрагментация нынешней системы разделения труда. Китай вокруг себя создает зону юаня. Латинская Америка также создает единую экономическую зону. Единственная территория, с которой непонятно, что делать, - это евразийское пространство. Наша экономика в конце 2011 - начале 2012 годов пошла на спад. И по этой причине нас ждет ситуация возврата к той картине мира, которая была до 1991 года. Мы должны снова стать региональным лидером, создав при этом новые правила игры. К нам присоединится значительная часть стран СНГ. Теоретически сегодня имеется возможность ввести более-менее разумные правила игры на этом пространстве. Сегодня центр мира - Вашингтон, в том числе для России, а завтра центром для нас снова станет Москва. Государство пока в стороне от этого процесса, потому что большая часть наших чиновников поставлена Вашингтоном. Тем не менее ситуация начнет меняться. Последующие изменения вызовут у любых представителей бизнеса острое желание думать, что делать дальше.

Вы сказали о присоединении части стран СНГ к России. Вероятно, вы положительно оцениваете создание Единого экономического пространства? А какие здесь риски? С учетом распада мира на валютные зоны - это позитивный процесс. Возможно, тактически это создаст локальные проблемы для России, но стратегически выгодно. А если говорить о создании СССР 2.0?

Рановато.

Вы еще сказали, что часть наших чиновников - это ставленники Вашингтона. Можете назвать фамилии?

Пожалуйста: Шувалов, Христенко, Игнатьев, Кудрин, Силуанов...

Как происходит процесс назначения?

Поймите, дело не обстоит так, что кого-то вызывают в Вашингтон и там назначают. Просто в Вашингтоне пишут правила игры, которым добровольно подчиняется часть российской элиты. И по этой причине нужно думать, как начнет себя вести эта элита, когда США начнут слабеть.

Вернемся к США. Как вы оцениваете развитие добычи сланцевого газа, о которой объявил Обама?

Сланцевый газ - это мулька. Никакой объективной информации на эту тему нет. Большая часть сланца газ не выдает. В Польше стали добывать сланец, а из него стал выходить азот. Он воздух пачкает, но не горит. А если его разделять через охлаждение, то его цена в полтора раза выше. В США можно добывать газ из сланца и направлять его прямо в газовые горелки. Но это тоже сложно. Смысл не в сланцевом газе. Цель Обамы - вернуть в США мощности, которые были выведены за пределы страны.

И всё же в связи с планами развития добычи газа и нефти в США, как долго ещё Россия сможет просуществовать в качестве «энергетической державы»?

«Энергетическая держава» - это идеологическая штука, которая была придумана в конце нулевых. Сегодня она не работает. Здесь хочу заметить, что люди, которые управляют мировыми экономическими процессами, в качестве партнера выбрали Роснефть, то есть госкомпанию. Это говорит о том, что в нынешних условиях выживут только крупные объединения, тесно связанные с государством.

Каковы главные итоги 2012 года, на ваш взгляд?

2012-й стал годом падения экономического роста. Почему это происходит, я уже объяснил.

В цифрах это ухудшение как-то можно выразить?

Я могу сослаться на множество частных бесед с известными предпринимателями, которые говорят, что у них ситуация ухудшается. Если говорить о макроцифрах, то в стране высокая инфляция. Показателей, свидетельствующих о том, что никакого улучшения нет, - много. Единственное, за что мы держимся - это перераспределение денег, полученных за счет продажи углеводородов.

Как вы оцениваете вступление России в ВТО?

Как преступление. Впервые в истории России принят закон, подавляющей части которого даже не существует на русском языке. Уже в этом смысле это преступление перед страной.

Посоветуйте российским предпринимателям, как вести себя в меняющихся условиях!

Невозможно советовать предпринимателю вообще. У каждого свой бизнес. Но можно сказать о том, что коснется всех. Мы будем жить в мире, который отличается от нынешнего. И наша задача в том, чтобы оптимально адаптироваться. Экономика будет меняться структурно. Возможно, даже изменится привычная геоэкономическая и геополитическая картина мира. Каждый предприниматель должен быть к этому готов.

Но на какие отрасли сегодня нужно ориентироваться? Какие продукты будут востребованы завтра?

Мы можем производить всё что угодно, но для этого нужно изменить структуру нашей экономики. Если вся она нацелена на добычу и продажу нефти и газа, то, конечно, и у предпринимателей нет мотивации создавать и развивать новые отрасли.

Но ведь изменения структуры экономики зависят от власти. А вы сами сказали, что часть нашей элиты зависит от Вашингтона. Как быть?

Как показывает опыт, когда в стране складывается кризисная ситуация, роль первых лиц возрастает. Острый кризис дает возможность принимать самостоятельные решения. Ситуация простая. Либо российская власть поймет, что вскоре встанет вопрос о её жизни и смерти, и нужно предпринимать какие-то шаги, либо её просто несёт волной.


Возврат к списку

Наверх