Время уходить от высоких рисков

Время уходить от высоких рисков

В экономически сложные времена бизнесмены привычно урезают расходы, чтобы сохранить рентабельность и выдержать конкуренцию. Но если оптимизация одних статей затрат помогает бизнесу, то сокращение других становится «миной замедленного действия» и приносит вред. Один из случаев, когда бизнес ставится под удар, – незаконная оптимизация НДС. «Это прямая угроза устойчивости компании», – считает управляющий партнер НПК «Статус» Ксения Фролова.

 

Можно ли легально оптимизировать этот налог?

НДС оптимизировать нельзя – платить его в бюджет необходимо в полном объеме. Те же, кто прибегает к оптимизации НДС, ставят свой бизнес под удар, от которого можно не оправиться.

Конечно, положение у многих компаний – плательщиков НДС сейчас непростое. Конкуренция сильна практически во всех отраслях, рынок наполнен всевозможными товарами и услугами, спрос сократился. Компании стремятся создать более привлекательное ценовое предложение для своих покупателей и делают это, в том числе, за счет НДС. Но такая модель налогообложения – высокорисковая. И недопустимая. Предпринимателям нужно осознать это и принять необходимость уплаты НДС как данность.

 

Чем чревато использование высокорисковой модели?

Дело в том, что сейчас налоговая машина работает в автоматическом режиме: две автоматизированные системы контроля НДС отслеживают цепочки движения товаров, делая их полностью прозрачными. Влияние человеческого фактора, личных связей и договоренностей здесь сведено к нулю. Результаты выдает машина. В этой ситуации совершенно неправильно думать, что до вас у инспекторов ИФНС руки не дойдут. Машина до вас уже дошла, и она вас видит. А как быстро на информацию из системы контроля отреагируют инспекторы – вопрос времени. К тем компаниям, у которых разрывы в цепочке НДС обнаружились в первом-втором звене, придут раньше. К тем, у кого разрывы скрыты в пятом-шестом звене, – позднее. Но обязательно придут. И после выездной проверки инспекторы выставят такие суммы налоговых начислений и штрафов, что платить компании будет уже нечем.

 

Можно ли рассчитывать, что в период пандемии налоговые службы не так строго следят за бизнесом?

Активность налоговых служб сейчас очень высокая и вряд ли она снизится в ближайшем будущем. Контроль за плательщиками НДС только ужесточается. НПК «Статус» работает по всей России, и мы можем констатировать это. Раньше общение с ИФНС было заботой бухгалтеров, которые отвечали на выставляемые требования. Но сейчас объем требований значительно вырос – ведь налоговики, повторюсь, контролируют каждое движение товара. И взаимодействие с ИФНС становится «головной болью» уже руководителей и собственников компаний. Предприниматели вынуждены тратить свои силы не на основную деятельность, а на обосновывающие действия налогоплательщика ответы налоговой инспекции, чтобы хоть как-то минимизировать суммы доначисленного налога. Ведь уплата этих сумм может подкосить компанию.

 

Как бизнесу защищаться в такой ситуации?

Налогоплательщик выстраивает свою налоговую модель исходя из рентабельности бизнеса, по умолчанию считая такую модель правильной. Мы, как независимые консультанты, можем проанализировать ее на предмет уязвимости – на наличие налоговых рисков. Это первый шаг в обеспечении налоговой безопасности бизнеса. Если в процессе анализа выявляются высокорисковые инструменты, которыми пользуется компания применительно к НДС, мы разрабатываем новую модель налогообложения – полностью легальную, защищающую от рисков, но при этом рациональную с точки зрения реалий бизнеса. Это второй шаг. Третий шаг – перестроение бизнеса исходя из новой налоговой модели – делает уже сам налогоплательщик. После чего он может не опасаться налоговых проверок.

Предпринимателям пора менять используемые налоговые модели и уходить от высоких рисков. Я считаю это правильным движением в спокойное и безопасное будущее, где есть место развитию бизнеса.

НПК «Статус»


Возврат к списку

Наверх